Русская апокрифическая студия

Библиотека Наг-Хаммади | Новозаветные апокрифы | Ветхозаветные апокрифы | Герметизм
Гностицизм | Свитки Иудейской пустыни | Исследования | Ссылки | Гостевая книга

XVI. Определения

О Боге, материи, зле, Судьбе, Солнце, умопостигаемой сущности, божественной сущности, человеке, расположении Плеромы, семи звездах (планетах), человеке по образу.
 

Асклепий к царю Амману

1. Я обращаю к тебе, о царь, важную речь - увенчание и подытоживание всех остальных. Она не согласуется с мнениями толпы, напротив - она во многом противоречит им. Ты даже заметишь, что она противоречит некоторым моим собственным речам. Так вот, Гермес, мой учитель, в своих частых беседах со мною наедине или даже иногда в присутствии Тата повторял мне, что те, кто будет читать мои книги, найдут в них простое и ясное изложение, тогда как в действительности оно, наоборот, туманно и содержит сокрытый смысл; оно станет (Менар: стало) еще более туманным позже, когда греки возжелают (Менар: возжелали) перевести его с нашего языка на свой.

2. Изложенная же на своем родном языке, эта речь сохраняет смысл слов во всей ясности: сам характер звуков и мелодичность египетского языка сохраняют в словах энергию соответствующих им вещей (Менар: энергия египетских слов сама объясняет смысл).

Потому-то насколько ты можешь, о царь, - а ты можешь все, предохрани эту речь от какого бы то ни было перевода, во избежание того, чтобы сии величайшие таинства не попали к грекам и чтобы высокопарные приукрашенные изречения греков не ослабили пыл и действенность, не приуменьшили важность и выразительность нашего языка. Ведь у греков, о царь, есть только пустые изречения (Менар: новые формы изречений) для достижения убедительности, а в действительности вся их философия только пустой звон слов. Что касается нас, мы употребляем не простые слова, но звуки, преисполненные действия (магического).

3. Я начну мою речь с призвания Бога, Господа, Творца, Отца, охватывающего всю Вселенную, который, будучи Одним, есть Все и который, будучи Всем, есть Один. Ведь плерома всех существ есть едина и она в Одном, не так, чтобы Единый раздваивался, но так, что эти две совокупности составляют одно. Сохраняй этот способ мышления (Айнарсон: помни эту мысль) на протяжении всей моей речи, о царь. Если бы кто-либо попытался различить Все и Единого, употребив слово "все" в смысле множества, но не целости, он пришел бы к невозможному - к разрушению Всего, которое не существует в отрыве от Единого. Если Единый существует, нужно, чтобы Он был Всем, чтобы плерома не была расчленена.

4. Смотри же, как на земле, в наиболее срединных ее частях, бьет множество источников воды и огня, как можно видеть в одном и том же месте три природы сразу: огня, воды и земли, происходящие из одного и того же корня. Это наводит на мысль, что для всей материи существует единое хранилище (Райнхардт: земля есть хранилище материи), которое, с одной стороны, обеспечивает все материей, а с другой - получает взамен вещество, нисходящее свыше.

5. Именно так творец, я имею в виду Солнце, связывает вместе небо и землю, посылая вниз вещество, поднимая вверх материю, привлекая к себе все вещи, извлекая из себя и давая все всему, и именно так оно свободно распространяет свет на все. Оно есть то, от кого благие энергии проникают не только в небо и воздух, но также на землю до дна самой глубокой пропасти.

6. С другой стороны, существует также некоторая умопостигаемая сущность, которая есть вещество (Фестюжьер: масса) Солнца, и солнечный свет можно было бы назвать (Скотт: должен быть) ее вместилищем. Каков состав и источник, об этом знает только Солнце (Фестюжьер: ...ибо оно близко к самому себе по месту и по природе...  [...] Скотт: Солнце, находясь близко к нам и будучи подобным нам по своей природе, предоставляет себя нашему зрению. Бог не показывает нам Себя, мы не можем Его видеть, и только путем догадки, прикладывая большие усилия, мы можем постичь Его в мысли). Дабы постичь (Менар: постигнуть индукцией) то, что ускользает от зрения, следовало бы находиться вблизи от него и быть тождественным его природе.

7. Что касается вида Солнца, то это не догадка, а сам видимый луч, охватывающий своим пресветлым сиянием весь мир: и ту его часть, которая пребывает вверху, и ту, которая находится внизу. Солнце установлено в середине мира, мир для него как корона, и подобно хорошему возничему оно содержит в равновесии всю колесницу мира и само остается тесно с нею связанным из опасения, чтобы она не была унесена в беспорядочный бег. Поводья суть жизнь, душа, дух, бессмертие и рождение. Оно немного отпустило поводья, чтобы дать миру возможность идти на некотором расстоянии (Фестюжьер: своей дорогой), недалеко от него, или, правильнее говоря, с ним.

8. Вот каким образом все вещи непрерывно творятся: оно распределяет между бессмертными существами вечную длительность и частью своего света, возносящейся вверх, то есть с лучами, посылаемыми той из двух сторон, которая смотрит в небо, питает бессмертные части мира. Светом же, плененным в мире и окунающим свое сияние во глубины воды, земли и воздуха, оно оживляет и приводит в движение, путем рождений и преобразований, живые существа, обитающие в этой части мира,

9. превращая их из одних в другие (Фестюжьер: ...по принципу спирали) - превращение одних в другие производит непрерывное перевоплощение их из вида в вид и из рода в род - то есть в этой части мира Солнце выполняет ту же творческую деятельность, что и по отношению к большим телам. Непрерывность всякого тела есть изменение: тела бессмертного изменение без разложения, тела смертного изменение, сопровождающееся разложением. Таково в точности отличие бессмертного от смертного и смертного от бессмертного.

10. Далее, как Солнце непрерывно рассеивает свой свет, так же непрерывно оно творит жизнь, и ничто его ни останавливает, ни ограничивает. Boкpуг  Солнца многочисленные хоры демонов, подобные полкам различных родов войск, которые, пребывая по соседству со смертными, недалеки и от бессмертных, получив часть мира, заселенную людьми, следят за человеческими делами. И они исполняют то, что им приказывают боги, посредством бурь, вихрей, смерчей, превратностей огненной стихии, землетрясений, а также голодоморами и войнами, карая безбожие.

11. Именно в безбожии заключается наибольший грех людей по отношению к богам: ведь роль богов - творить добро, людей быть набожными, а демонов - помогать богам. За все иные грехи, которые люди совершают по заблуждению, по дерзости, по принуждению того, что называют Судьбой, или по неведению - за все эти грехи боги не спрашивают: только безбожие подпадает под удар правосудия.

12. Солнце - хранитель и кормилец всех видов существ: так же, как мир умопостигаемый, оболакивая мир чувственный, наполняет его всеми формами с бесконечным их разнообразием, так же и Солнце, охватывая (Менар: своим светом) все, что есть в мире, дает всем существам рождение и развитие, а также принимает их в себя, когда они умирают (Менар:... утомленные своим путем) и уходят.

13. Согласно распоряжениям Солнца, был создан хор демонов или, скорее, хоры: ведь они многочисленны и разнообразны, подчиненные командованию квадратов звезд, в равном числе для каждой из звезд (Менар: и их число отвечает числу звезд). Таким образом, у каждой звезды есть свои демоны, благие и злые по своей природе, то есть по своей деятельности - ибо сущность демона есть деятельность, есть среди них и такие, которые смешивают в себе благо и зло.

14. Всем этим демонам досталась власть над земными делами и над творящимся здесь беспорядком, и они причиняют всякого рода беспокойство в общем - городам и народам, в частности - каждой личности. Они стараются изменить наши души в своих целях (Менар: по своему подобию) и возбудить их, проникая в наши мышцы и в наш костный мозг, в наши вены и артерии, даже в наш головной мозг, проникая до глубины внутренних органов.

15. В то мгновение, когда каждый из нас рождается и получает душу, он попадает во власть демонов, несущих службу в этот точный миг рождения, то есть демонов, служащих каждой из звезд. Демоны (Скотт: звезды) ежеминутно меняются местами: одни и те же не исполняют ту же роль, они служат по очереди. Таким образом демоны, проникая через тело в две части души, беспокоят душу, каждый согласно присущей ему деятельности. Только рассудочная (логиком) часть души, избегая власти демонов, остается постоянной, готовая стать вместилищем Бога.

16. Итак, если в рассудочной части души человек получает Свет божественного луча посредством Солнца (а таких людей очень мало), то в этом случае демоны обессиливают, и никто - ни демоны, ни боги - не имеет никакой силы против одногоединственного луча Бога. Что касается остальных людей, то все они, души и тела, привязаны к демонам, они любят демонов и обожают в себе их воздействие. Но ум не таков, как вожделение, которое (Фестюжьер: это ум, а не любовь [текст испорчен]) есть одновременно жертва и причина заблуждения. (Скотт: Это любовь, лишенная ума, заблуждается и сбивает человека с пути истинного.) Руководство нашей земной жизнью полностью пребывает во власти демонов и осуществляется посредством наших тел: это управление Гермес назвал Судьбой.

17. Мир умопостигаемый зависит от Бога, мир чувственный от мира умопостигаемого, и Солнце через мир умопостигаемый и мир чувственный получает для своей подпитки от Бога приток Блага, то есть творческую деятельность (Скотт: энергию, дающую жизнь). Кроме того, вокруг Солнца расположены восемь шаров, зависящих от него, круг неподвижных звезд, шесть шаров планет и единственный круг, окружающий землю. От этих шаров зависят демоны, а от демонов - люди, и таким образом всё и все зависят от Бога.

18. Вот почему Бог есть Отец всего сущего, Солнце есть их творец, а мир (Скотт: мир небесный) есть орудие этой творческой деятельности. Небо управляемо умопостигаемой сущностью, оно, в свою очередь, управляет богами, а демоны, пребывающие в распоряжении богов, управляют людьми - вот как устроен сонм (Менар: пирамида) богов и демонов.

19. Бог творит все вещи для Себя Самого их посредством, и все вещи суть части Бога; а если они все суть части Бога, значит, Бог есть Все. Творя все вещи, Бог творит Самого Себя, и невозможно, чтобы Он когда-либо перестал творить, поскольку Он не может также и перестать быть. И как у Бога нет конца, так же и у деяний Его нет ни начала, ни конца.






2001-2005 | Русская апокрифическая студия | О студии

Rambler's Top100