Русская апокрифическая студия

Библиотека Наг-Хаммади | Новозаветные апокрифы | Ветхозаветные апокрифы | Герметизм
Гностицизм | Свитки Иудейской пустыни | Исследования | Ссылки | Гостевая книга

Фрагменты разные
 
 

XXVIII Фалес, когда его спросили, кто самый старший из сущего, ответил: "Бог, поскольку Он нерожденный".
Сократ, когда его спросили, что есть Бог, ответил: "Бессмертный и вечный".
Гермес, когда его спросили, что есть Бог, ответил: "Творец Вселенной, Ум самый мудрый и вечный".

XXIX Семь (Менар: блуждающих) звезд о долгих путях вращаются у порога Олимпа, и с ними движется даже бесконечное Время: Луна (Мэнэ), сияющая в ночи, хмурый Кронос (Сатурн), сладостное Солнце, У Менара отсутствует. Пафия (Венера) (Скотт: Леди Страсти), приносящая брачное ложе, смелый Арэс (Марс), быстрокрылый (Менар: плодовитый) Гермес (Меркурий) и Зевс (Юпитер), первый автор всякого рождения, из которого вышла Природа. Те же планеты унаследовали род людской, и в нас суть Луна, Зевс, Арэс, Пафия, Кронос, Солнце, Гермес. Вот почему нашим жребием суть эфирный дух, слезы, смех, гнев, рождение, слово, сон, желание. Слезы - это Кронос, рождение - Зевс, слово - Гермес, гнев - Арэс, сон - Луна, желание - Киферея (Скотт: Афродита), смех - Солнце: ибо это оно веселит весь смертный ум и весь бесконечный мир. (Стобей, " Физические эклоги", VI, 14.)
 

Поздние герметические фрагменты

Тертуллиан, о душе
1. Это известно также Меркурию Египтянину, который говорит, что душа, однажды выйдя из тела, не вливается в Душу Вселенной, но остается отдельной, чтобы представить отчет своему Отцу обо всем, что она совершила, когда была в теле (33).

Псевдо-Киприан
2. Гермес Триждывеличайщий также говорит о Едином Боге и учит, что Его нельзя ни постигнуть, ни оценить (6).

У Менара большинство из них отсутствует; нумерация у Скотта и Фестюжьера совпадает, но у Скотта фрагменты сокращены либо из них только пересказаны мысли Гермеса.
 
 

Лактанций, Божественные установления

3а. Он (то есть Триждывеличайший) написал книги, и поистине множество книг, касающихся Знания божественных вещей. Он в них провозглашает величие Всевышнего и Единого Бога и употребляет те же имена, что и мы: Господь и Отец. Более того, чтобы воспрепятствовать поискам имени Бога, он говорит, что он (Бог) был "без имени", поскольку он не нуждается в том, чтобы быть названным особым именем по причине самой своей единственности. Вот его (Гермеса) собственные слова: "Бог есть единственный, а Единственный не нуждается в имени: ибо Сущий (Тот-Который-есть) есть без имени" (1,6,4).

3б. Гермес, который за свои достоинства и за знание многих искусств (artium: "ремесел") удостоился имени Триждывеличайший, который, кроме того, превосходит философов и учением, и древностью и которого египтяне чтят как бога, тогда, когда он провозгласил бесконечную похвалу величию Единого Бога, назвал Его Господь и Отец; и он говорит, что Бог есть без имени, так как Он не нуждается в собственном имени, будучи единственным (4).

4а. Не правда ли еще, что сей знаменитый Меркурий Триждывеличайший, которого я упоминал выше, называет Бога не только "без матери", как Аполлона, но также "без отца", поскольку Бог не вышел ни из какого иного творца, кроме себя Самого? И действительно, тот, кто родил все вещи, не может быть рожденным никем иным (1,7,2).

4б. Ибо Его Самого, Бога-Отца, Творца и Начало вещей, поскольку Он не имеет ни отца ни матери, Триждывеличайший назвал самым справедливым образом "без отца" и "без матери", так как Он не был рожден никем иным (4,13,2).

4в. (Кроме того, Гермес сказал), что у Бога нет ни отца, ни матери, поскольку Он вышел из Себя Самого и существует Сам Собой (4).

5а. Что это правда, Триждывеличайший тому поручитель, который, когда он говорит, что очень немногие суть те, кто владеет совершенным учением, назвал среди этих избранных своих родственников, Урана, Сатурна, Меркурия (1,11,61).

5б. Триждывеличайший, когда он говорил, что весьма невелико число людей совершенного учения, отнес к этим избраным своих родственников, Урана, Сатурна, Меркурия (14,3).

6. Ибо мир был сотворен божественным Провидением; я ничего не говорю о Триждывеличайшем, который утверждает это' (2,8,48).

7. Сии творения (т. е. творения Бога) видно невооруженным глазом; но как Он их сотворил, этого даже ум не видит, поскольку, по словам Гермеса, смертное не может приблизиться к бессмертному, временное - к вечному, тленное - к нетленному (2, 8, 68).

8а. Это то, чему учит также Гермес, согласно которому человек не только был сотворен Богом и по образу Бога, но он (Гермес) показал также, как искусно Бог создал каждый член человеческого тела, поскольку каждый из них чудесно создан как для практических нужд, так и для красоты (2, 10, 14). (Далее у Скотта - мелкий шрифт. -К. Б.) 86) Однако Гермесу было известно, что человек сотворен и Богом, и по образу Бога (7, 4, 3).

9. (Дьявола) Триждывеличайший называет правителем демонов (daemoniarchen) (2, 14, 6).

10а. Что же касается набожности, он ее называет так: "Благочестие есть Знание Бога" (2, 15,6).

10б. Менар, с. 283. В "Божественных установлениях" Лактанция (2, 15) читаем: "Гермес утверждает, что те, кто знает Бога, предохранены от нападений демонов и даже не подчинены судьбе. Единственная защита, - говорит он, - это благочестие. Ни злой демон, ни Судьба не имеют власти над человеком набожным, ибо Бог хранит его от всякого зла. Одно и единственное Благо для человека есть благочестие. Что такое благочестие, он истолковывает в ином месте сиими словами: Благочестие есть знание Бога. Асклепий, ученик его, излагает ту же мысль более подробно в своей "Речи посвящения", которую он обращает к царю. И тот, и другой утверждают, что демоны - суть враги человека и делают ему зло. Триждывеличайший называет их также злыми ангелами".

11а. Уста человеческие даже не могут выразить Бога, как учит Гермес в этих словах: "Причина этого... есть Воля... Чье имя даже не может быть произнесено человеческими устами" (4,3,7). 11б) Inst. epitome, 37, 8. Гермес сказал, что имя Бога не может быть произнесено человеческими устами.

12а. И немного далее (Гермес) сказал своему сыну: "Оно действительно существует, сын мой, Учение невыразимой святой Мудрости о Боге, единственном Господе Вселенной. Мы постигли ранее всех остальных вещей, что высказать его (Учение) - выше человеческих сил" (4,7,3).

12б. Триждывеличайший закончил тем, что открыл, я не знаю как, почти всю Истину, часто описывал могущество и величие Слова, как это показывает изречение выше, в котором он (Гермес) объявляет о существовании невыразимой и святой Речи, произнесение которой есть выше человеческих сил (4,9,3).

13. Или же нужно будет думать, что Бог, по мнению Орфея, это одновременно мужское и женское, поскольку он мог бы родить только в том случае, если бы имел природу обоих полов: это подразумевает, что он спарился сам с собой или что (иначе) он не мог бы родить без спаривания. Однако Гермес был того же мнения, поскольку он объявил, что Бог есть Своя Собственная Мать и Свой Собственный Отец (4,8,45).

14. Это наблюдение Триждывеличайший самым справедливым образом назвал "видение Бога" (теоптиан), которое не присуще никакому животному (7,9,2).
 

Лактаций, Div. Inst

15. Гермес в своем описании природы человека, чтобы мы знали, как человек был сотворен Богом, провозгласил эту речь: "...одной и другой природы, бессмертной и смертной. Бог сделал из них одну - природу человека, сотворив этого человека отчасти бессмертного, отчасти смертного; и, поместив этого человека на полпути между природой божественной и бессмертной, с одной стороны, и смертной и переменной с другой, он установил его здесь, чтобы на виду у всей совокупности вещей он созерцал их все" (7, 13, 3).
 

Ямвлих, О египетских мистериях

16. Итак, ты говоришь, что большинство египтян ставят нашу свободную волю в зависимость также от движения звезд. Как это, однако, происходит, я должен изложить тебе более обширно по учению Гермеса. Согласно тому, что передают его писания, у человека две души. Одна происходит от Первого Умопостигаемого, принимая также участие в могуществе Творца, другая внедрена в нас вращением небесных тел, и именно в эту последнюю впоследствии входит душа, способная созерцать Бога (Ответ Абаммона Порфирию, 8,6а).

17. Что же касается самого Блага, они (египтяне) считают, что божественное Благо есть Бог, постигнутый перед всеми остальными вещами; Благо же человеческое есть соединение с Богом: это то, что Вития разъяснил по книгам Гермеса (10,7).
 

Ямвлих у Прокла

18. Несомненно, египетское предание говорит о том же слое материи. По крайней мере, божественный Ямвлих сообщает, что в понимании Гермеса материальность происходит из сущностности (усиотэтос). Более того, похоже, что именно у Гермеса Платон заимствовал это мнение о материи (117 D, 1).
 

Зосима

19. Это те люди, которых Гермес в своей книге "О природах" называет "люди, лишенные ума, просто ведомые Судьбой, не имеющие никакого представления о вещах бесплотных, ни даже n самой этой Судьбе, справедливо их ведущей, но проклинающие ее ограничения для тела (соматика пайдевтэриа: Скотт: телесную дисциплину; Фестюжьер: телесные коррекции) и воспринимающие только доставляемые ею удовольствия" (III, xlix, 2).

20. Гермес и Зороастр сказали, что род философов стоит выше Судьбы, поскольку они не наслаждаются счастьем, которое она дает, ибо они владеют своими желаниями и не подвергаются ее ударам посредством зла, которое она посылает, ибо всю свою жизнь проводят в нематериальности. Кроме того, они не принимают чудесные подарки, которые она предлагает, если правда, что они смотрят в конец зол (какон блепусин).

Зороастр высокомерно утверждает, что Знанием всех вещей, которые вверху, и магическим свойством телесных звуков можно отвратить от себя все зло Судьбы, и частное, и общее (III, xlix, 3-4).

21. Однако Гермес в своей книге "О нематериальности" уделяет внимание также и магии: он говорит, что "нельзя, чтобы человек духовный, который научился познавать самого себя, употреблял для чего бы то ни было магию, даже если бы это сошло за благое, и чтобы он насиловал Необходимость, но (нужно), чтобы он позволил ей действовать согласно ее природе и ее предписаниям, чтобы он развивался только изучая себя самого, и чтобы, познав Бога, он твердо держал невыразимую Троицу, и чтобы он позволил Судьбе поступать на свое усмотрение с принадлежащей ей глиной, то есть с телом. Да, говорит он, таким способом мышления и действия ты увидишь, как Сын Бога становится всем для набожных душ, чтобы вытащить душу из области Судьбы и возвести ее к бесплотному. Узри, как он становится всем: богом, ангелом, человеком, подверженным страданиям. Ибо, поскольку он может все, он становится всем, чем он желает, и он подчиняется своему Отцу, проникая через все тела; когда он освещает ум каждого, он его возносит в блаженную область, где он (ум) уже находился перед тем, как стать телесным, этот ум, идущий за ним, взятый им в состоянии желания и ведомый к Свету сверху.

Кроме того, поразмысли над картиной, нарисованной Витией, как и трижды великим Платоном и бесконечно великим Гермесом, чтобы убедиться, что в первом священном языке Тот (фоуфос) обозначает первого человека, толкователя (III, xlix, 4).
 

Ефрем Сирин, Опровержение Мани, Маркиона и Бардесана

22а. Гермес учил, что была чаша, наполненная тем, чем она была наполнена, и души, горящие желанием, нисходили в этом направлении, и, однажды спустившись рядом с ней, в нее и по причине нее, они забывали свое место.
 Что же касается Мани, то он учил, что Тьма стремилась к Свету и желала его.

Гермес учил, что души возжелали кубок, - и это немного (более) правдоподобно, хотя боги и лгут, - но это (более) правдоподобно, потому что душа желает остаться в теле, и продлить свое пребывание в нем, и жить в этой обители, и доставлять себе удовольствия в ее груди.

Что же касается Мани, то он требует, чтобы его внимательно слушали, хотя он сам себе противоречит: "Тьма, - говорит он, действительно любила Свет", и противоположное: как вода могла бы любить огонь, который ее поглощает; или как огонь - воду, которая его гасит; и как огонь мог бы любить Свет: какая ему, я вас спрашиваю, от него польза? Ведь огонь, несомненно, любит огонь, и ветер - ветер, и вода - воду. Или же эти природы Тьмы были бы мужское, а природы (исходящие из) Блага - женское? Иначе какой был бы смысл того, чтобы они любили друг Друга?

Итак, этим вещам не учил ни Гермес, ни Иисус, потому что Иисус учил противоположному этим вещам: он дал жизнь телам и воскресил мертвых, тогда как ни Гермес, ни Платон не верят в воскрешение тела (Лондон, 1921, том II, с. 210).
 

Бар Гебрай, Подсвечник Святилищ

22б. "Первое Свидетельство: Гермес Триждывеличайший: Единственно-Сущий есть умопостигаемый Свет духовного огня и Ум, освещенный в любое время дня и ночи освещенным Духом. И нет ничего иного в Его строении. И в Духе Он восхвален Вселенной. И вне Его нет ни бога, ни ангела, ни демона, ни сущности, какова бы она ни была; но Он Сам есть Господь Вселенной, и Бог, и Отец; и все есть в Нем и под Его властью, Его, Чье Слово все вышло из Него и, рожденное Им, есть творец Вселенной, и которое, покрыв при своем рождении тенью Природу вод, заставило родить и сами воды.

Пятое Свидетельство: Гермес: Поскольку Ты еси Бог и Отец Вселенной и поскольку Ты не получил ни от кого другого сие (преимущество) быть всегда, то после Тебя я знаю только одного такого, как Ты, которого Ты родил, как Ты знаешь; и он есть Сын и Бог Бога, сущность Твоей Собственной сущности; он дает нетленный образ и подобие тебя в тебе, Бог и Отец, чтобы он сам был в Тебе и Ты в нем зеркалом красот и ипостасей, соединенных друг с другом" (IX).
 

Кирилл, Против Юлиана

 23а. Гермес говорит в третьей из своих "Речей к Асклепию":
"Не позволено представлять такие таинства пред непосвященными. Но слушайте, да постигнет это ум. Одинединственный существовал разумный Свет перед разумным Светом, и он существует всегда, сияющий Ум Ума; и не было ничего иного, кроме единства сего Ума: всегда существуя в самом себе, всегда он охватывает все вещи своим Умом, своим Светом и своим Духом". И далее он говорит:

"Вне этого Ума нет ни бога, ни ангела, ни демона, ни какой бы то ни было иной сущности (у сия). Ибо для всех вещей Он есть Господь, Отец, Бог, Источник, Жизнь, Сила, Свет, Ум, Дух; и все есть в нем и под ним".

Действительно, как я предполагаю, он (Гермес) говорит, что Сын есть Ум, вышедший из Ума, и как Свет, вышедший из Света. Он также упоминает о Духе, в том смысле, что он охватывает все вещи. Он говорит еще, что нет ни ангела, ни демона, ни какой бы то ни было иной природы или сущности вне божественного Высочества, то есть Высшего Могущества, но он определяет, что все существует в нем и благодаря ему (556а; Дидим, О троице, 757Б). 236) Менар, с. 280.
 

В "Лексиконе" Свиды читаем:

Гермес Триждывеличайший. Это был мудрый египтянин, живший раньше Фараонов. Он был назван Триждывеличайшим, потому что он сказал, что в Троице есть одно Божество: "Так был идеальный Свет до идеального Света, и всегда был сияющий Ум Ума, и Его единством было не что иное, как Дух, охватывающий Вселенную. Вне Его нет ни Бога, ни ангелов, ни какой бы то ни было иной сущности, ибо Он есть Господь всего, и Отец, и Бог, и все зависит от Него и есть в Нем. Его совершенное, плодотворное и творческое Слово, упав в первоначальную Природу и в первоначальную воду, сделало воду плодотворной..."

Сказав это, он поднялся и сказал: "Я тебя умоляю, небо, мудрое творение великого Бога, я тебя умоляю, голос Отца, произнесенный им первым, когда он сотворил Вселенную; я умоляю тебя словом, единственный сын Отца, охватывающего все вещи, будь милостив, будь милостив".

Этому отрывку в издании Патрици (XX, с. 51) предшествует следующее предложение:

Не позволено сообщать эти таинства тем, кто еще не посвящен; слушайте с умом.

23в. В продолжение отрывка Патрици, вслед за Кириллом и Цедреном, вводит некоторые варианты, делающие мысль немного более туманной. В воззвании, которое заканчивает этот отрывок, легко узнать в измененной форме орфические строфы, цитируемые святым Юстином, которые мы находим в отрывке V "Орфических строф".

24. И снова Гермес в той же третьей "Речи к Асклепию", когда тот его спрашивает о божественном Духе, говорит следующее:

"Если бы Господь всех вещей не предопределил бы каким-либо образом Своим Провидением, что я должен объявить это учение, то и вы не были бы в этот час охвачены желанием узнать Истину на этот счет. (Менар: Теперь слушайте окончание этой речи. Этот Дух, о котором я часто говорил, необходим всему). Ибо поскольку он держит все вещи, он их оживляет и кормит согласно их заслугам, и он зависит от святого источника, приходящего на помощь духам и будущего для всех всегда причиной жизни (Скотт: и Света?), оставаясь единственным" (556Ь; Дидим, 756Ь).

25. По крайней мере, Гермес выразился приблизительно так:
 "Постигнуть Бога... божественному и бессмертному. Если существует некое бесплотное око, пусть же оно выходит из тела и устремляется к Прекрасному, пусть оно улетает и созерцает, стараясь узреть не форму, тело, видимость (Скотт: тень или цвет), но То, из Чего эти вещи сотворены, пребывающее в состоянии покоя, совершенно спокойное, устойчивое, неподвижное, которое для Себя Самого есть Всеединое, Единое, вышедшее Само из Себя, Само в Себе, подобное Самому Себе, не похожее ни на что иное и не отличающееся от Самого Себя" (549Ь).

26. И еще тот же Гермес: "Когда ты размышляешь об этом Одном-Единственном (энос кай мону) Благе, не говори, что для Него что-либо было бы невозможно: ибо оно Само есть совокупность могущества. И не воспринимай Его как в чем-либо или вне чего-либо: ибо, будучи Само без границ, Оно есть граница Всего. Действительно, в чем заключается разница между телами и Бестелесным, между рожденными и Нерожденным, между существами, подверженными Необходимости, и Существом, которое Само Себе Господин, или же вещами земными и небесными, между тленными и вечными? Разве не в том, что Одно совершенно свободно, а другое подчинено Необходимости? (Скотт: Ибо существа, которые обитают вверху, будучи совершенными, суть вечны, а...) Существа, которые находятся внизу, будучи несовершенными, суть тленны" (549с, d).

27. Что касается Гермеса Триждывеличайшего, вот что он говорит о Боге: "Ибо Слово Божие, однажды вышедшее из Отца, совершеннейшее, плодотворное и творческое в животворящей Природе, опустилось на плодородную воду и оплодотворило ее" (552d).

28. И тот же еще: "Пирамида же, говорит он (Гермес), есть основание Природы и умного (ноэро, Менар: идеального) мира. Она имеет как правителя, расположенного над ней, творческое Слово Господа Вселенной, которое, будучи первым Могуществом после Него, Нерожденного, без границ, вышедшее из него, приставленное к вещам, сотворенным Творцом, чтобы править ими. Оно есть первородное дитя Пресовершенного, правый сын, совершенный и плодотворный (Менар: ...но ты этого не понял)" (552d).

29. И снова тот же (Гермес), отвечая одному из служителей святилища в Египте, который спросил его: "Почему, превеликий Добрый Гений (агатодаймон), (Слово) было названо так Господом Вселенной?", ответил так: "Я тебе это уже сказал в наших предыдущих разговорах, но ты не понял. Природа разумного Слова Божиего есть Природа плодотворная и творческая. Вот что есть, если можно так выразиться, действие рождения Слова, или его природа, или его характер - называй его так, как тебе угодно, но только отдавай себе отчет в том, что оно есть Совершенное в Совершенном, вышедшее из Совершенного, что оно осуществляет, создает и оживляет вещи совершенно хорошие. И поскольку такова его природа, то оно справедливо названо этим именем" (553а).

30. Он же (Гермес) в первой из "Подробных (Скотт: пояснительных) речей к Тату" выражается так о Боге: "Слово Творца, сын мой, вечное, движущееся само по себе, без роста, без уменьшения, неизменное, нетленное, единственное, всегда подобное самому себе, равное и одноформенное, уравновешенное, упорядоченное, которое есть единственное после Бога, о котором известно, что он стоит выше всех вещей".

Этими последними словами он описывает, я думаю, Бога (553а, b).

31. Кроме того, Платон громко объявил: "Боги богов, чьих творений я есмь Творец и Отец". Но я уже привел отрывки из греков (я имею в виду тех, которые имеют отношение к этим вещам), и я не хочу повторяться; однако я упомяну слова Гермеса Триждывеличайшего. Он действительно сказал в "Речи к Асклепию": "Тогда Осирис,- сказал он,- спросил: "Далее, превеликий Добрый Гений (агатодаймон), как появилась вся земля?" Великий Добрый Гений ответил: "По причине осушения, как я говорил: совокупность воды получила повеление отступить в саму себя, и земля появилась в своей полноте, грязная и сотрясаемая землетрясениями. Затем Солнце распространило свой свет, не переставая ее сжигать и осушать до глубины; земля была устойчиво установлена посреди воды, со всех сторон окруженная водой" (Менар: и Бог сказал Своим святым Словом: "Растите в рост и плодитесь в числе, все мои произведения и творения") (588а).

32а. Кроме того, он сказал еще в другом месте: Творец и Господь Вселенной взял слово в этих выражениях: "Да будет Свет и да появится небосвод". И сразу появилась земля как первое начало творения (588а).

32б. Вот то, что касается земли. Что же касается Солнца, он (Гермес) выразился так:

"И Осирис сказал: "О триждывеличайший Добрый Гений, как появилось это великое Солнце?" И великий Добрый Гений ответил: "Ты желаешь, о Осирис, чтобы я объяснил тебе рождение Солнца, по какой причине оно появилось? Оно появилось благодаря Провидению Господа всей Вселенной". Кроме того, рождение Солнца произошло по причине Господа Вселенной при посредничестве его святого и творческого Слова (588а).

33. Подобным образом он же (Гермес), в первой "Подробной речи к Тату", объявляет: "И сразу Господь Вселенной произнес своим святым, разумным и творческим Словом: "Да будет Солнце!" Едва Он это сказал, как Природа привлекла к себе, посредством своего собственного духа, огонь, которому присуще стремиться вверх (я говорю об огне без примесей, светящемся, действенном и плодотворном) и который она, отделив его от воды, вознесла в вышину" (588b).

34. Гермес, который у них (у египтян) трижды Величайший, снова упоминает об этом. Ибо он говорит о Боге, обращающемся к Своим творениям: "Я устанавливаю как Необходимость для вас, которые Мне подчинены, повеление, которое Я вам дал Моим Словом; это повеление будет для вас законом..." (588с).

35. Гермес, который у них трижды Величайший, сказал о Всевышнем Боге Творце всех вещей: "И Бог, будучи совершенным и мудрым, установил Порядок в беспорядке, чтобы вещи разумные (умопостигаемые?), как более древние и более могущественные, правили и держали первое место; и чтобы вещи чувственные, поскольку они суть низшие, были помещены ниже. Так то, чему присуще более сильное стремление вниз, чем существу разумному, и которое имеет вес, имеет в себе мудрое творческое Слово; и это Слово, принадлежащее Ему (Богу?), имеет творческую природу, поскольку оно плодотворное и дающее жизнь" (920d).
 

Псевдо-Анфим

36. Почему они провозгласили, что Слово Бога подчинено Воле Божией? Не правда ли, что и это тоже они узнали от Триждывеличайшего? Действительно, он, говоря о втором после Первого Бога, выражается в таких словах: "Мы знаем Бога, постигнутого перед всеми вещами... (Скотт: мы будем знать обоих Богов: постигнутого перед всем и второго, который по Воле Первого Бога) во всем подобен Ему, однако уступает Ему в двух вещах: в том, что он есть в теле, и в том, что он видим" (14, 15).
 

Шахрастани

37. Что касается Адсимуна (Агатодаймона), философы передают предание, в котором он говорит, "что первых начал было пять, а именно: Творец, Смысл (reason). Душа, Пространство и ... (Скотт допускает: Время), и что то, что составляет вещи, пришло на свет позже".'" Но это не имеет отношения к Гермесу ( II, с. 81).
 

Duvia

38. Lyd., Mens., IV, 64. Потому Гермес в "Сотворении мира" учит, что части тела Афродиты выше пояса суть мужские, части же пониже пояса женские.






2001-2005 | Русская апокрифическая студия | О студии

Rambler's Top100