Русская апокрифическая студия

Библиотека Наг-Хаммади | Новозаветные апокрифы | Ветхозаветные апокрифы | Герметизм
Гностицизм | Свитки Иудейской пустыни | Исследования | Ссылки | Гостевая книга

В. Калашников

Историчность Тайного евангелия от Марка


Victor Kalashnikov. Historicity of the Secret Gospel of Mark.

This introductory article will be published in the upcoming issue of "Christianstvo", a Russian-language Christian magazine, in the end of June, 2002. The author can be contacted at these addresses: www.areopag.com, info@areopag.com




ТАИНСТВЕННАЯ НАХОДКА: ПАЛЕСТИНА, ГОД 1958

Открытие и исследование Тайного евангелия от Марка - это настоящая детективная история. Начинается она в 1958 году, когда американец Мортон Смит, подающий надежды аспирант из города Колумбия, приехал в древний монастырь Саввы Освященного, расположенный неподалеку от Иерусалима. Здесь в течении нескольких недель он занимался с разрешения иерусалимского патриархата каталогизацией старой монастырской библиотеки. Поездка уже подходила к концу, как вдруг, листая библиотечные фолианты, Мортон обнаружил три мелкоисписанных странички в конце сборника посланий отца церкви Игнатия Антиохийского. В крайнем удивлении, Смит поспешил из библиотеки в отведенную ему келью, где он долго сидел, с изумлением и недоверием разбирая трудный скорописный почерк своей находки. Постепенно он начал понимать, что его труд оказался вознагражден: "Если этот текст действительно был тем, что в нем утверждалось, то предо мной был никому неизвестный документ, написанный исключительно важным для понимания истории ранней церкви мыслителем". Этот документ и сыграл роковую роль в жизни Мортона Смита, навсегда связав его имя с Тайным евангелием от Марка.

Находка представляла из себя фрагмент послания Климента Александрийского, отца церкви жившего в третьем веке нашей эры, в которой он предостерегал некого Феодора, что еретики карпократиане (известные по другим трудам как сторонники "нетрадиционного" секса) выманили у александрийских христиан и всячески извратили текст Тайного евангелия. В качестве доказательства Климент приводил цитаты из подлинного, как он утверждает, тайного евангелия, в котором отсутствуют карпократианские измышления. Таким образом, по словам Климента, ему были известны целых три версии евангелия от Марка: (1) разрешенная для всеобщего чтения, которая очевидно совпадает с нашим каноническим Марком; (2) тайная, т.е. доступная только для посвященных; (3) и наконец, еретическая версия карпократиан, основанная на тайной. Ни в одном другом историческом документе тайная версия евангелия от Марка не упоминается.

Смит прекрасно осознавал ценность своей находки для научного мира, но был вынужден оставить ее в библиотеке: в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Перед отъездом он тщательно заснял манускрипт на черно-белую фотопленку и известил иерусалимский университет о важности документа, хранимого в монастыре. По приезду в Америку он показал фотокопию своему научному руководителю и получил многозначительный ответ: "Один Господь знает, что ты откопал!". И вот тогда Смит всерьез засел за изучение попавшего в его руки документа.



ДЕРЖИ ВОРА!

В 1960 году на заседании Общества библейской литературы Смит сделал первую публичную презентацию своей находки, а также прочел свой перевод письма Климента на английский язык. В 1966 году он издал подробное монографическое исследование, которое было написано на хорошем научном уровне, но вот продавалось отвратительно плохо. Поэтому, в 1973 году он публикует упрощенный вариант своего труда, предназначенный для широкой читательской аудитории, где высказывает ряд полемических идей, которые должны были пощекатать убеждения ортодоксальных христиан. В частности, Смит заявлял, что водное крещение имело в учении Иисуса роль магического обряда, посредством которого, ученики инициировались в сферу Царства Небесного. После этого они переживали в галлюцинаторной форме единение с духом Иисуса, и как прозрачно намекал Смит, это единение заканчивалось актом физической близости.

Последний ход Смита не мог пройти незамеченным, и в американской прессе разразилась буря. На автора обрушилась целая волна недоброжелательной критики, и вскоре было произнесено слово "подлог". Незадачливого исследователя, в ту пору уже профессора родного колумбийского университета, обвинили в том, что Тайное евангелие от Марка - это никакой не древний документ, а современная фальшивка, и причем он сам, Мортон Смит ее и состряпал!

Почему, строго спрашивали критики, Смит привез в Америку не сам документ, а только фотографии? Его объяснения, что вообще-то манускрипт принадлежал не ему, а православным монахам, слушать никто не желал. Другой вопрос: разве не подозрительно, что на снимках не видны поля манускрипта? Хотя, как выяснилось в последствии, поля не вошли в издание по полиграфическим соображениям, а сам Смит предоставил в издательство полные фотографии. Под давлением общественного мнения от Смита отвернулись практически все его друзья, а его собственный характер резко изменился в худшую сторону. С теми, кто первоначально был готов его поддержать, он рассорился по собственной вине, например, его студент Якоб Ньюснер, талантливейший современный гебраист, стал одним из наиболее решительных оппонентов, впрочем не подвергая сомнению честность своего профессора. Те, кто на публичных дебатах улыбался и подбадривал Смита, за глаза шептались, что этот тип спятил, и поэтому, его лучше не раздражать.

В академических кругах у Смита оставалось только три-четыре сторонника, которые, если не соглашались с ним в его выводах, то по крайней мере, оставались верными друзьями и твердо были убеждены в его невиновности. В их числе исследователь Роберт Крафт и хорошо известный гарвардский профессор Гельмут Кёстер. Позволим себе привести продолжительную цитату из воспоминаний проф. Хоббса, одного из тогдашних оппонентов Смита, так как эта цитата открывает нам глаза на человеческую сторону происходящего: "Боб Крафт великодушно отметил, что Смит (иногда) относился к своим друзьям самым сердечным образом, оказывал поддержку и демонстрировал доброе чувство юмора. Боб также отметил, что во многих других случаях, Смит бывал упрям, сварлив и ядовит. Я лично исключительно ценю то, как Боб Крафт остается верен своим друзьям даже после того, как они отошли в мир иной, и считаю верность одним из лучших человеческих качеств. Так вот, сам Смит, как я говорил, был по части верной дружбы слабоват (например, в случае с Ньюснером). Хочу обратить особое внимание, что Гельмут Кёстер также умеет сохранять верность, даже когда страдает от этого сам. Поэтому Гельмут верно защищал Смита в течении многих лет и предоставил ему кафедру в Гарварде, когда того могли запросто уволить. Гельмут - честнейший человек и великий ученый. Мы с ним расходимся по многим вопросам исследования Нового завета, но он никогда не переходил на личности. Когда я во второй раз пошел в атаку на защищаемую им гипотезу Q ... он только перестал здороваться со мной на два дня. А потом небо опять прояснилось! Лучшего друга и коллегу я не мог бы и пожелать". Мораль, которая следует из этой цитаты, должна быть ясна.



А БЫЛО ЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

Попробуем разобраться, мог ли в действительности Смит подделать текст послания Климента? Ситуация в первые три десятилетия, прошедшие со дня находки, была слишком эмоциональной и не позволяла делать строго научные выводы. И только в последние годы буря улеглась и появилась возможность дать более взешенную оценку фактов. Сегодня можно практически однозначно сказать, что Смит, какие бы выводы он ни сделал из текста тайного евангелия, во всяком случае, не был виновен в изготовлении фальшивки. Действительно, достаточно представить, с какими трудностями пришлось бы столкнуться современному злоумышленнику, если бы он захотел изготовить подобный документ. Подделать пришлось бы не одну вещь, а три или четыре!

Во-первых, фальсификатор должен был бы подделать слова Климента, а это чрезвычайно трудно. Каждое слово, каждая мельчайшая деталь послания были подвергнуты скрупулезному анализу, и в итоге, знатоки наследия Климента Александрийского пришли к выводу, что лексика, синтаксис и логика этого документа неотличимы от типичных для неоспоримых трудов этого мыслителя. Поэтому, практически все авторитетные исследователи Климента признали подлинность данного послания. Начиная с 1980 г. оно регулярно печатается в научных изданиях сочинений этого александрийского мыслителя. Подделать с таким совершенством первую часть послания и одурачить все научное сообщество, рассуждая теоретически, мог бы только блестящий специалист по Клименту, каковым Смит не был. Просто хорошему ученому, не специалисту в данной области, это было не под силу.

Во-вторых, нужно было бы подделать две цитаты из Тайного евангелия от Марка, что также очень и очень сложно. Оставляя в стороне вопрос о соотношении Тайного Марка и канонического Марка, отметим только, что в лингвистической плоскости Тайный Марк не отличим от канонического. Стиль - во всех отношениях типичный для Марка (как утверждают скептики, даже какой-то слишком марковый). Изготовить такой документ мог бы только талантливый исследователь этого евангелия, каковым аспирант Смит, на тот момент себя не зарекомендовал.

В третьих, послание написано на греческом языке, очень сложным почерком. Подделать беглую профессиональную скоропись такого рода со всеми типичными сокращениями и другими причудливыми деталями, да так убедительно, что все специалисты по текстологии единодушно датируют ее 18 веком, практически невозможно. Это уже из области научной фантастики. Поэтому, если послание Климента - фальшивка, то во всяком случае, появившаяся не позднее конца 18 столетья, а значит, Смит был к ней не причастен.

Одним словом, Мортон Смит к 1958 году не обладал профессиональными знаниями ни в одной из трех указанных областей и был элементарно неспособен выполнить с таким блеском хотя бы одну из трех подделок, каждая из которых требует специальных знаний и особого таланта. Воистину, если бы некому злоумышленнику удалось провернуть махинацию такой сложности и не оставить следов, то это была бы самая невероятная подделка за всю историю человечества!

И все ради чего?! Какая-либо явная мотивация со стороны Мортона Смита не прослеживается. Приобрести он ничего особенно не приобрел, скорее наоборот. Другой вопрос: чем он занимался, когда в течении многих лет писал скучные, подробные, интересные только для специалистов иследования найденного им манускрипта? Неужели он только делал вид, что занят исследованием? Кроме того, никаких признаков или намеков на то, что речь идет о подлоге не существует, а если нет улик, то почему вообще зашла речь о "преступлении"? Ответ прост: все разговоры о подделке появились в семидесятые годы на сугубо эмоциональной почве, как реакция на резкие выводы Смита из найденного им документа. Но одно дело, не соглашаться с выводами, тем более, что некоторые из них совершенно неприемлимы для христиан, а другое - возводить напраслину и обвинять в подлоге. Нам не следует забывать о презумпции невиновности.

Одним словом, Смит был человеком неглупым, но и небезупречным, и поэтому, сегодня одни удивляются, как можно принимать его всерьез, а для других он стал образцом ученого, который вопреки давлению, насмешкам и общественному мнению продолжал всю свою жизнь скрупулезно заниматься установлением исторической правды.

Такова, вкратце, нетривиальная роль профессора Мортона Смита в истории обнаружения и исследования Тайного евангелия от Марка. Но мы, оставив в покое эту неоднозначную личность, перейдем, наконец, к рассмотрению найденного текста.



ИССЛЕДУЕМ ТАЙНОЕ ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАРКА

Итак, Климент приводит две цитаты из Тайного евангелия Марка. В первой рассказывается о том, как Иисус воскресил в Вифании юношу, а затем беседовал с этим юношей всю ночь о тайне Царства Небесного. Множество деталей позволяет провести параллель между этой историей и чудом воскрешения в 11-й главе евангелия от Иоанна. И в том, и в другом случае действие происходит в Вифании, воскрешение совершается по просьбе сестры юноши, а также совпадают такие детали как гробница, камень и прочее. Таким образом, в обоих случаях речь идет о воскрешении Лазаря.

Упоминание, что юноша был одет в одно покрывало позволяет связать этот эпизод с хорошо известным стихом канонического Марка: "Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них" (14.51). Этот текст давно занимал внимание исследователей: чего ради этот юноша бродил в таком одеянии? Очень интересное объяснение было предложено несколько лет назад Майлзом Фаулером. Этот ученый, прежде всего, обратил внимание на то, что слово синдон, переведенное здесь как "покрывало", встречается в Новом завете еще только один раз: в истории о погребении Иисуса Иосифом Аримафейским (Мф 27.59; Мк 15.46; Лк 23.53), и в этих стихах его переводят как "плащаница" или "погребальное полотно". Возможна ли такая версия: юноша был одет не в постельное покрывало, а в погребальное полотно? Но в чем же смысл? Вспомним, что лицезрение Лазаря представляло из себя удивительное зрелище для народа, целая толпа людей стекалась "не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых" (Ин 12.9). Мы можем себе представить, что это зрелище было особенно впечатляющим, потому что Лазарь был по-прежнему одет как покойник! В таком виде он и продолжал следовать за Иисусом, чтобы своим одеянием свидетельствовать о совершенном чуде.

Во второй цитате говориться, что Иисус позднее отказался принять сестру и мать юноши. По словам Климента, этот текст приходится на стих 10.46 канонического Марка. В этом стихе толкователи уже давно отмечали определенную шероховатость: "Приходят в Иерихон. И когда выходил Он из Иерихона". Как же так, только что пришли и уже уходят? Цитата из тайного Марка как раз очень удачно вписывается между этими двумя фразами. Настолько удачно, словно, всегда там и была ...



ПОСЛЕДНИЙ ЭПИЗОД ДЕТЕКТИВНОЙ ИСТОРИИ

Подведем итоги. Может ли послание Климента быть подделкой? Наше расследование показало, что у самого Мортон Смита не было ни возможности, ни мотива для ее осуществления. Нельзя полностью исключать вариант, что подделка была совершена намного раньше, скажем в средние века, когда действительно производилось множество подложных христианских документов и святынь. В послании действительно есть несколько моментов, которые дают почву для подозрений. Так, текст обрывается на самом интересном месте, когда Климент приготовился дать "правильное толкование". И почему о Тайном евангелии никто никогда не слышал? А вот, оказывается, оно было известно только узкому кругу посвященных. Не слишком ли удачно все сходится? Но если это средневековая подделка, то непонятно, почему она нигде не всплыла вплоть до середины двадцатого века. Зачем ее нужно было изготовлять? Поэтому наиболее вероятным остается вывод большинства специалистов-климентинцев: послание действительно было написано рукой Климента Александрийского. Хотя, что касается истории происхождения разных версий евангелия от Марка, то Климент мог и ошибаться.

Последний эпизод в этой почти детективной истории приходится на 2000 год, когда ученый по имени Чарльз Хедрик посетил монастырь Саввы Освященного с целью исследования манускрипта. Радиоуглеродный анализ чернил мог бы окончательно доказать, что копия была сделана в восемнадцатом, а не двадцатом веке. К сожалению, выяснилось, что манускрипт был перемещен из монастыря в библиотеку иерусалимского патриархата, а там его "не могут найти"... Причин, почему манускрипт затерялся так не кстати, может быть две: это или обыкновенный бардак, или желание придержать в спецхране текст, давший повод для некоторых сомнительных интрепретаций. Но Хедрика ждала и приятная новость: Каллист, бывший библиотекарь патриархата, передал сделанные им цветные фотографии документа. Позднее они были опубликованы в 13 номере американского журнала "The Fourth R". Конечно, новые цветные фотографии, в дополнение к черно-белым, сделанным Мортоном Смитом - это чудесно, но научный мир с нетерпением ждет, когда в патриархате вновь "найдут" оригинал.





ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ:

Множество интересных материалов собрано на веб-сайте:
http://alf.zfn.uni-bremen.de/~wie/Secret/secmark_home.html

Morton Smith. The Secret Gospel: The Discovery and Interpretation of the Secret Gospel according to Mark. New York: Harper & Row, 1973.

Он же. Jesus the Magician. New York: Harper & Row, 1978.






2001-2005 | Русская апокрифическая студия | О студии

Rambler's Top100